Анализ «Notre Dame» Мандельштам

Анализ «Notre Dame» Мандельштам 

 В 1908 году Осип Мандельштам становится слушателем Сорбонны, изучая в престижном европейском университете французскую литературу. Попутно молодой поэт очень много путешествует и знакомиться с достопримечательностями страны. Одно из самых глубоких и неизгладимых впечатлений на него производит Собор парижской Богоматери, которому в 1912 году Мандельштам посвятит свое стихотворение «Notre Dame».

Внутренний мир этого поэта весьма изменчив и непредсказуем. Поэтому, начиная читать его стихи, порой очень трудно представить, какой у них будет финал. Произведение «Notre Dame» в данном случае не является исключением. Потрясенный величием и красотой собор, автор отмечает, что «распластывая нервы, играет мышцами крестовый легкий свод». В этом здании прекрасно уживаются величие и изящество, монументальность и воздушность. Это сочетание будоражит воображение Осипа Мандельштама, в котором чувство страха борется с чувством восхищения. Точно из таких же противоречий состоит и сам собор, мощный купол которого давно бы уже рухнул, если бы о нем не «позаботилась подпружных арок сила». Продуманная до мелочей конструкция при этом выглядит настолько головокружительно, что поэт не устает любоваться собором и постепенно не только проникается его духом, но и понимает, почему это сооружение по праву считается одним из самых красивых в мире.

Изучая собор изнутри, автор приходит к удивительному открытию, отмечая, что здесь органично сплелись воедино «души готической рассудочная пропасть, египетская мощь и христианства робость». Хрупкость тростника в храме соседствует с массивностью дуба, и при этом «всюду царь – отвес».

Поэт искренне восхищается мастерством древних зодчих, хотя прекрасно понимает, что для возведения такого собора понадобилось огромное количество времени и сил. При этом строительные материалы, не отличающиеся современностью и изысканностью, выглядят так, словно бы храм собирали из воздушных пушинок. Эта загадка не дает покоя Мандельштаму, который, обследуя самые дальние закоулки собора, так и не может найти ответ на свой вопрос: как именно из камня, дерева и стекла можно было создать такой архитектурный шедевр? Обращаясь к собору, поэт отмечает: «Я изучал твои чудовищные ребра». Причем, делал это с особым вниманием, пытаясь постичь тайну «Notre Dame». Однако выводы, которые сделал поэт, лежат не в материальной, а в философской плоскости. «Из тяжести недоброй и я когда-нибудь прекрасное создам…», — отмечает автор, подразумевая, что слова являются таким же строительным материалом, как и камне. Необтесанным и грубым. Но если у человека есть дар, то даже при помощи такого «материала» можно «соорудить» настоящий литературный шедевр, которым даже спустя века будут восхищаться благодарные потомки.

 

Осип Мандельштам

Notre Dame

Где римский судия судил чужой народ,
Стоит базилика,- и, радостный и первый,
Как некогда Адам, распластывая нервы,
Играет мышцами крестовый легкий свод.

Но выдает себя снаружи тайный план:
Здесь позаботилась подпружных арок сила,
Чтоб масса грузная стены не сокрушила,
И свода дерзкого бездействует таран.

Стихийный лабиринт, непостижимый лес,
Души готической рассудочная пропасть,
Египетская мощь и христианства робость,
С тростинкой рядом - дуб, и всюду царь - отвес.

Но чем внимательней, твердыня Notre Dame,
Я изучал твои чудовищные ребра,
Тем чаще думал я: из тяжести недоброй
И я когда-нибудь прекрасное создам.

Полезные материалы:

Поиск на сайте: