Виктор Астафьев - Тают снега

 

Виктор Астафьев

Тают снега

Часть первая. В конце осени

Глава первая

Бегут и бегут с севера тучи. Стелются, клубятся над горами, как дым от пожара - слоистый, лохматый. А земля в самом деле вся в пожаре. В тихом, осеннем пожаре. Деревья объяты пламенем. Листья искрами сыплются на землю. Небо низкое, располневшее, с тяжелой одышкой. Трудно представить, что совсем недавно оно было чистым-чистым и тихим. Лишь кое-где его пятнали беззаботные облака. К осени эти облака сделались грудастыми, раздались в теле и нарождали другие облака, а те оперились в мягкое, но темное перо - и началось. Однажды, как всегда неожиданно, ветер подхватил их, помчал куда-то.

Бегут и бегут они торопливо, молча. Ни грома, ни молнии. Тишина.

Лишь птицы кричат тоскливо, пытаясь угнаться за косматыми тучами. Покидают птицы обжитые края, улетают в теплые дали, замыкая свой ежегодный великий путь. Иной раз в разрыв туч выглядывает солнце, посветит нехотя, мелькнет раз-другой - и снова его нет.

И снова полумрак... Снова трусит неторопливо, с деловитым спокойствием дождь, то мелкий, как пыль, то такой прямой и с такими тугими струями, что по ним, кажется, перебираться можно и наверх влезть. Никнут под дождем перестойные овсы, раскисают дороги. Шоферы, воровато оглядываясь, сворачивают на пашню, газуют по хлебам. Дорога, ведущая из города в Сосновоборскую МТС, становится шире, извилистей. Жидкой ржавчиной заливает она края пашен.

Лежат перестойные хлеба, лежат - причесанные ветром, прибитые дождем прядями в разные стороны. Полоски мелкого березника и осинника широкими ножами врезаются в сочные ломти пашен. Из овсов удивленно выглядывают редкие кусты, словно детишки, забредшие сюда по младенческой глупости.

Тихая, но тревожная пора на земле.

По разъезженной дороге идет женщина с большим чемоданом. За ней бредет мальчик. Женщина выбирает места посуше, а мальчишка шагает напропалую. Она иногда останавливается и усталым голосом говорит:

- Ты, пожалуйста, смотри под ноги. Выпачкался, как поросенок.

- Я смотрю. Я смотрю, - твердит уныло мальчишка в ритм шагов.

- Плохо смотришь.

- Откуда знаешь? - приостанавливается мальчишка. - Ты впереди идешь, видеть меня не можешь.

- Ну, начинается, - с досадой оборачивается женщина, - пожалуйста, не хитри и не зли меня. Умный ты у меня парень, Серьга, но и надоедливый.

Женщине лет под тридцать, а может, и поменьше. Выглядит она явно старше своих лет. Может быть, причиной тому хмурая погода, которая всегда угнетающе действует на людей, а может быть, две глубокие преждевременные складки на лбу и какая-то застоявшаяся усталость в глазах. Но есть в ее внешности и такое, по чему можно судить: если стряхнугь с этой женщины этот угнетенный вид, эту усталость, так не идущую к ее лицу, она непременно помолодеет. Сразу-то и не догадаешься, почему это. Может быть, потому, что голову она держит чуть набок, по-детски, словно прислушивается к чему, может быть, походка ее, то порывистая, то вялая, словно человек то вспоминает, что ему спешить надо, то забывает об этом. Словом, та походка, какая бывает у людей с още неустоявшимся характером.

Мальчик - ее сын, но похож он на мать только глазами. Они большие, серые. На подбородке у него ямочка. У женщины такой ямочки нет. Лоб у него широкий и выпуклый. У женщины лоб чуть покатый. Волосы у него черные, почти жесткие. У нее они русые, заплетенные в две косы, из которых пушицею выбиваются мягкие вьющиеся пряди.

Мальчик отстал от матери, бредет уныло, но не жалуется. Она глядит на полегшие хлеба, от них доносит мертвящим запахом плесени.

- Безобразие! Какое безобразие! - возмущенно качает она головой и, поставив на землю чемодан, со строгим видом поджидает сына. - Чего ты, в самом деле, плетешься, как опоенный. Мужчина ты или нет? Говори, мужчина?

- Мужчина,- уныло отзывается мальчишка и садится на чемодан, - и вовсе но опоенный, а вовсе недопоенный...

- Ты что это, с намеками? Пить, да? В сырую погоду нить! Только тебе это и может взбрести в голову! Терпи. Раз мужчина - терпи! На вот платок, вытри нос и пошли дальше.

- Маленько посидим, мама, а?

- Ох, боже ж ты мой! - поморщилась мать. - Рассидишься ведь ты, Серьга.

- Маленько, мама Тася, - тянет Сережка.

Мальчик называет по имени свою мать в тех случаях, когда надо что-нибудь выпросить. Может быть, на этот раз его прозрачная, детская хитрость не возымела бы действия, но вид у него и в самом деле был очень усталый, и Тася уступила:

- Ладно, посидим немножко.

Мальчик устроился поудобней и смиренно сложил руки на коленях.

- А скоро речка, мама? - спросил он через некоторое время. - Ты давно говорила про речку, пить охота.

- Речка? - Тася помолчала и, думая о чем-то своем, продолжала: Скоро, скоро, и не речка, а целая река.

- Как Кама?

- До Камы ей, положим, далеко, но она, говорят, очень красивая и быстрая. В деревне, может быть, и пруд есть, на нем утки, гусята плавают, крыльями машут, гогочут... Ты ведь никогда не видел пруд?

Мальчик не отозвался. Голова его склонилась на грудь, и сам он раскачивался из стороны в сторону.

- Бедняжка, - нежно промолвила мать и, обняв его, протянула: Сыно-ок, ты чего это?

Открыв замутившиеся глаза и часто моргая, мальчик попытался прилечь на колени матери:

- Как Серега спать хочет, - пробормотал он, - мама, я маленько, маленько подремаю.

- Нет, нет, сынуля, пойдем. Разоспишься, потом тебя хоть на руках неси, - заговорила Тася и упрекнула себя за то, что не позвонила со станции в МТС насчет машины. Они, правда, долго ехали с попутной подводой и у поворота возница, ссаживая их, сказал, что идти пустяк, километра три с гаком, но гак-то уж очень длинный получился.

- А ну, подъем! Раз! Два! Три! - скомандовала Тася. Команда подействовала на мальчика. Он потер кулачишками глаза, подтянул штаны и засеменил впереди матери, надоедая ей расспросами:

- Мама, а почему на небе большая птица стоит на месте и махает крыльями? Это она мыша подкарауливает, да?

Не успевала Тася ответить на один вопрос, как выслушивала десяток новых:

- А почему колоски такие усатые? Чтобы птички не клевали, да? А зачем синие цветочки растут? Их тоже посадили, да?

- Ну тебя, Серега, надоел. Лучше смотри, во-он, на горке, трактор ползает. Видишь?

- Вижу. Как жук.

- Правильно, как жук. Скоро мы подойдем к нему. Дяденька тракторист даст тебе попить, а там уж и до МТС, глядишь, скоро доберемся.

Но долго они еще шли среди желтых хлебов, потом среди свежей пахоты, перепутанной прожилками перерезанных корешков, пока поравнялись с трактором, который с тарахтеньем полз от опушки леса к дороге.

Заглушенная рокотом мотора, до Таси доносилась песня. Когда трактор приблизился, она разобрала слова:

...Шла она, к забору пр-ри-ижи-малася,

И спина скользила по гвоздя-ам...

Это была старая блатная песня с переиначенными словами. По тому, как пел ее тракторист, с надрывом, по-украински выговаривая букву "г", Тася поняла, что песенник или старый блатяга, или подражатель, каких немало еще среди молодежи. Она насторожилась. Возле дороги тракторист убавил газ, остановил машину и, разминая папироску грязными пальцами, приблизился к ним.

- Приветствую на нашей грешной земле добрых странников, - с улыбкой сказал он и добавил, показывая на ладони: - Руки не подаю, грязна.

Тасе не понравилась и его улыбка одним углом губ, и как держался этот человек: подчеркнуто разухабисто. Но она успела заметить: в то время, когда тракторист улыбался, темные глаза иго оставались пасмурными.

- Мальчик очень пить хочет, - сказала она, - если бы... если у вас есть глоточек воды?

- Воды? Зачем вода? Найдем кое-что поизящней, - отозвался тракторист и, забравшись на трактор, совсем прикрыл газ.

Мотор чихнул, шмыгнул и захлебнулся. Тихонько напевая, тракторист открыл багажник и вытащил две бутылки: одну с молоком, другую с водкой.

- Не желаете? - поболтав бутылку с водкой, обратился он к Тасе.

- Спасибо.

- Тогда ваше здоровье! - Он запрокинул голову и начал пить из горлышка. - Эх, крепка, зараза! - оторвавшись от бутылки, он весь покривился, бросил посудину через плечо, похлопал себя по карману, достал папиросу, закурил и, спрыгнув с трактора, подал бутылку с молоком Сережке.

- На, малый, пользуйся. Дядя такой штуки не употребляет. Берет с собой конспирации для...

Все, что он делал, выглядело как-то неестественно, все с каким-то вывертом. И Тася с едва скрытой неприязнью сказала:

- Пашете вы скверно. Зато пьете эффектно, как на сцене.

- Скажи на милость, - скрывая легкое замешательство, всплеснул руками тракторист, - это же святое совпадение. Вы понимаете, час назад здесь был наш бригадир и говорил то же самое. - Тракторист вдруг смолк и быстро повернулся к Тасе: - Простите... вы, собственно, это о пахоте-то почему?

- Да так, интересуюсь.

- Ой-ой, с вами не шути! - в деланном испуге округлил глаза тракторист. - Я-то с простоты душевной принял вас за странников, а вы, надо полагать, из самого министерства? Но почему же на одиннадцатом номере?

- Надежней по здешним дорогам.

- Тоже верно. Уж вы не агроном ли?

- Он самый.

- Их, пропала моя голова! А этот колорадский жучок, пом. агронома, что ли?

- Я не жучок, - заявил мальчик. - Я - Серега!

- Оч-чень приятно! - приложил руку к сердцу уже заметно захмелевший тракторист. - А меня зовут Василий, Василий Лихачев - это по тугаментам, а так, запросто, Васькой кличут. Иногда филоном еще называют. Ага, филоном. Что на обиходном языке обозначает - лодырь. Ничего себе титул, а? Ты давай, Серега, молоко допивай, а то рот открыл. Меня не переслушаешь, я мужик разговорчивый.

Тася, пропуская мимо ушей болтовню тракториста, внимательно присматривалась к нему. И чем больше она на него глядела, тем сильнее разгорались ее любопытство и удивление.

На вид Лихачеву можно было дать не больше тридцати лет. Но когда он снял кепку и начал вытирать подкладкой лицо, среди смолистых, чуть вьющихся волос Тася заметила полоски седины. Лоб у него бледный, с большими залысинами. Лицо тракториста красиво, с мягкими правильными чертами. Пальцы рук длинные, подвижные. Папироску тракторист держит небрежно, как карандашик, между пальцев. И вообще в его движениях, ленивых, нарочито небрежных, много неестественного, свойственного людям, которые еще в детстве пытаются усваивать "хорошие манеры". Нетрудно было догадаться, что человек этот в деревне - залетная птица.

- Узнаете? Так пристально смотрите? - поинтересовался Лихачев.

Тася немного смешалась.

- Да нет, просто смотрю. Что ж, мне в землю глядеть, что ли?

- Если просто - не взыщу. Серега, что же, ваш сын?

- Сын.

- Тэ-эк-с... - Лихачев хотел еще о чем-то спросить, но, заметив, что Тася сомкнула строго губы и чуть нахмурилась, добавил: - Славный пацан, с характером, должно быть.

- Еще с каким, - облегченно отозвалась Тася и поднялась с чемодана. Ну, мы пойдем. Спасибо вам, спасли человека. Большое спасибо.

- Не стоит спасиба. Человеков спасать - это даже очень приятное занятие. Другой раз вот так бы кого-нибудь и спас, ан нету под руками. Н-да, человек, - потрепал он Сережку по загривку. - Вы вот что, посидите-ка еще маленько, скоро эмтээсовский грузовик из города пойдет - определю.

- Да пет уж, мы доберемся потихоньку.

- Как желаете, дело паше, - угрюмо отозвался Лихачев и направился к трактору. - Я это к тому, что человек-то ваш устал,- обернулся он.

Тася заметила, что чем больше хмелел Василий, тем мрачнее становилось его лицо. Он поставил одну ногу на гусеницу, взялся за скобку дверцы и, не глядя, спросил:

- Что ж, добровольно в деревню, по призыву партии, или как?

- Добровольно.

- Патриот, значит? Оченно это благородно быть патриотом в наше время. А где жили и работали, если не секрет?

- В городе Лысогорске, медсестрой.

- Далеко-о. Н-да, патриот! Жили, наверное, более или менее спокойно, сносно, а здесь всякое может быть. Деревня! Человеку вон вашему, - ткнул он в сторону Сережки, - спать хочется, есть хочется, а вы его... патриот!

- Это не ваше дело.

- Оно так. Оно так, панове, - усмехнулся Лихачев и, снова впадая в игривый тон, помахал рукой: - Ну ладно, будьте здоровы, живите богато и так далее, а я двину вперед, поднимать, так сказать, пласты светлого будущего. Салют, панове!

Лихачев с силой крутнул заводную ручку, трактор хокнул, выбросил дымное кольцо и затрещал прерывисто. Лихачев убавил газ, крикнул:

Страница 1 из 19 Показать все страницы << В начало < 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 > В конец >>


Поиск на сайте: