Анализ романа «Тридцатилетняя женщина» Бальзака О.

 

Анализ романа «Тридцатилетняя женщина» Бальзака О.

 
 
Роман «Тридцатилетняя женщина» создавался Оноре де Бальзаком на протяжении пяти лет, с 1829 по 1834-й. Первоначально каждая из частей произведения представляла собой отдельную историю. Позднее писатель соединил их в одну за счёт центрального женского образа – маркизы Жюли д’Эглемон.
 
«Тридцатилетняя женщина» известна каждому современному человеку вышедшим из неё выражением «бальзаковский возраст». Под последним понимается тот период в жизни женщины, когда она приобретает необходимый чувственный и личностный опыт, заставляющий её жить в соответствии с повелениями своего сердца и совершать нехарактерные для общественной и религиозной морали поступки. В жизни Жюли д’Эглемон это возраст – от тридцати до сорока лет.
 
Художественная проблематика романа располагается в любовной плоскости. Она связана с темами:
 
любви к самому себе;
любви между мужчиной и женщиной;
материнской любви;
любви к Богу.
Эгоистическая любовь к себе раскрывается в образах Виктора и Жюли д’Эглемон: первый требует от жены выполнения супружеского долга, не отдавая ей взамен духовной любви, и начинает искать утешения на стороне сразу же, как только жена покидает семейную постель; вторая – с самого начала брака стремиться к внутреннему счастью, связывая его не с семейным или дочерним благополучием, а своим личным чувственным умиротворением.
 
Центральная тема романа – любовь между мужчиной и женщиной – раскрывается через следующие пары героев: Жюли д’Эглемон – Виктор д’Эглемон; Жюли – Артур Гренвиль; Жюли – Шарль де Ванденес; Елена д’Эглемон – корсар Виктор.
 
Семейные отношения Жюли с мужем изначально обречены на провал. Его предсказывает отец девушки, видящий истинную натуру полковника д’Эглемона, нуждающегося в удовлетворении простых физиологических потребностей: четырёхразовой пище, сне, любви к первой попавшейся красотке и хорошем сражении.  Юная Жюли, ослеплённая первым в её жизни чувством, видит в Викторе не человека, а придуманный ею образ. Вступив в брак, девушка понимает, с чем она столкнулась.
 
Дальнейшая жизнь маркизы происходит в борьбе между чувством долга и желанием счастья. Пока новая любовь не посещает её, Жюли отчаянно пытается примириться со своим безрадостным положением: она руководит недалёким мужем и пытается вернуть его в лоно семьи исключительно ради счастья дочери Елены. Как только в жизни маркизы появляется молодой лорд Гренвиль, её привычная жизнь рушится. Жюли осознаёт, что любит и любима, но ещё не может преодолеть установленные светом рамки приличий. Единственный выход, который находит маркиза, заключается в отказе от любви телесной: отдав своё сердце Артуру, Жюли обещает ему не быть ни с мужем, ни с ним и просит его не настаивать, иначе она уйдёт в монастырь.
 
Психологический перелом в душе маркизы происходит под влиянием двух событий: смерти возможной и смерти истинной. На первую она соглашается, узнав, как страстно любит её Артур; вторая – смерть самого Артура – приводит её к череде размышлений о бренности бытия и естественной красоте жизни. Первая «смерть» открывает для Жюли возможность измены мужу, существование с которым она воспринимает как «узаконенную проституцию»; вторая, обрушив на неё невыносимое горе, освобождает сознание от пут человеческих законов.
 
В разговоре со священником, потерявшим всю свою семью и нашедшим утешение в вере, маркиза раскрывает своё представление о современном мироустройстве. По мнению Жюли, «Бог не создал ни одного закона, который бы вёл к несчастью; а люди собрались и исказили его творения». Моральные устои общества оказались жестокими, прежде всего, по отношению к женщинам: в то время как природа наделила их физической болью, человеческая цивилизация наградила развитой духовностью и, одновременно, отняла возможность её использования. Любовь для Жюли д’Эглемон немыслима без созвучия душ, и только в этом она видит полноту жизни. В Боге, в религии для маркизы утешения нет и быть не может, ведь они не дают ей самого главного – женского счастья с мужчиной.
 
Переход от соблюдения светских законов к их нарушению осуществляется внутри Жюли сразу же, как только она преодолевает первое горе. Описывая природу последнего, Бальзак указывает на то, что нравственные мучения нехарактерны для молодых людей. Пройдя через них, они либо обращаются к вере, либо остаются жить на грешной земле.
 
Материнская любовь в романе раскрывается через любовь женщины к мужчине. Жюли любит и защищает Елену на уровне животного инстинкта, но она не может дать своей дочери душевной теплоты, поскольку последняя была рождена от нелюбимого мужа. Потеря, по вине Елены, маленького Шарля, сына своей второй большой любви, Шарля де Ванденеса, окончательно отвращает Жюли от старшей дочери. Своих следующих детей, рождённых в браке – Гюстава, Абеля и Моину маркиза уже может любить, поскольку прожила счастливую любовь к мужчине, которая, как и все другие страсти, оказалась преходящей.
 
В «Тридцатилетней женщине» Бальзак с удивительной точностью передаёт внутренние переживания влюблённых и первые, робкие попытки их сближения. В отношениях между Жюли и Артуром взаимное признание становится возможным благодаря живописным пейзажам Франции, словно шепчущим им о любви. Осознание неотвратимости живущих в них чувств Жюли и Шарль постигают через красноречивое молчание, горение глаз, несмелое пожатие рук и первый искренний поцелуй в щёку.
 
Любовная линия Елены д’Эглемон и корсара Виктора зарождается на преступной почве (в незнакомце девушка чувствует родственную ей душу), но становится одной из самых крепких в романе. Так, как счастлива Елена, безмерно обожаемая мужем и обожествляемая экипажем его судна, Жюли не была счастлива никогда. В своём избраннике Елена находит всё, что нужно женщине для счастья: нежность, доброту, любовь, постоянное присутствие рядом на протяжении многих лет жизни, желание отдать своей любимой всё, начиная от внимания и заканчивая драгоценностями.

Поиск на сайте: