Краткое содержание «Левша» Лесков

Краткое содержание «Левша» Лесков

Ездит по Европе в сопровождении донского казака Платова император Александр Павлович. Прельщают его иностранцы разными своими чудесами. А Платов государю все говорит, что и у нас не хуже, мол, есть.

Англичане повезли гостей в кунсткамеру — собрание редкостей: «В самом главном зале разные огромадные бюстры, и посредине под Балдахином стоит Аболон полведерский».

Правильно, конечно, не «бюстры», а «бюсты». И Аболон полведерский — это Аполлон Бельведерский, знаменитая статуя.

Лесков стилизует сказовую фольклорную манеру с ее своеобразной народной этимологией и конструированием новых слов, придающих рассказу иронический оттенок.

«Англичане сразу стали показывать разные удивления и пояснять, что к чему у них приноровлено для военных обстоятельств: буреметры морские… а для конницы смолевые непромокабли».

Похвастались англичане необычайной пистолью. Только Платов раскрутил ее, и внутри оказалась надпись, что сделана эта пистолья русским мастером в городе Туле.

Поехали и на другой день император с казаком английские чудеса смотреть — в «двухсестной» (двухместной) карете.

Преподнесли англичане государю крошечную «нимфозорию», что «из чистой из аглицкой стали в изображении блохи нами выкована, и в середине в ней завод и пружина. Извольте ключиком повернуть: и она тут же начнет дансе танцевать».

И в самом деле: блоха подпрыгнула, сделала «две верояции в сторону, потом в другую, и так в три верояции всю кавриль станцевала».

Александр Павлович велел за блоху отдать миллион серебром да еще пять тысяч за бриллиантовый футляр в виде ореха. Английских же мастеров признал первыми на всем свете. Мол, русские «супротив вас сделать ничего не могут».

Платов очень тем словам огорчился, однако против ничего не сказал. «Только взял мелкоскоп да, ничего не говоря, себе в карман спустил, потому что «он сюда же, — говорит, — принадлежит, а денег вы и без того у нас много взяли ».

В дороге царь все хвалил английские порядки, так что «Платов остался с обидою и лег дома на досадную укушетку, да так все и лежал да покуривал Жуков табак без перестачи ».

Через некоторое время Александр Павлович скончался в Таганроге. Английская диковина со всеми иными драгоценностями досталась в наследство новому государю Николаю Павловичу.

Донской казак Платов про эту «нимфозорию» все новому правителю рассказал.

И договорились они промеж собой отвезти блоху тульским мастерам, чтобы они придумали, как англичан превзойти.

Платов завез блоху в Тулу и уехал на Дон, договорившись через две недели вернуться принимать работу.

Три оружейника, один из них — «косой левша, на щеке пятно родимое, а на висках волосья при ученье выдраны, попрощались с товарищами и с своими домашними да, ничего никому не сказывая, взяли сумочки, положили туда что нужно съестного и скрылись из города».

Пошли они к городу Мценску, где была высеченная из камня чудотворная икона святого Николая. Помолились, попросили совета и помощи, вернулись домой ночью, «ставни в окнах закрыли, перед Николиным образом лампадку затеплили и начали работать».

Любопытный народ не знал, что там происходит за ставнями закрытыми, — только молоточки по металлу потюкивали.

. Вот Платов возвращается с Дону в сопровождении двух «свистовых» (вестовых) казаков. В нетерпении посылает казаков к мастеровым, а те не открывают — не закончили еще работу.

Тогда казаки взяли бревно и крышу им своротили с домишки.

«…Крышу сняли, да и сами сейчас повалилися, потому что у мастеров в их тесной хороминке от безотдышной работы в воздухе такая потная спираль сделалась, что непривычному человеку с свежего поветрия и одного раза нельзя было продохнуть».

Тут как раз последний гвоздик был заколочен — и мастеровые поспешили вслед за казаками.

Платов открыл шкатулку с блохой — и никаких изменений не заметил. Стал донской атаман бранить мастеровых. Они обиделись и сказали, что секрета своей работы не откроют. Пусть везет шкатулку к государю — тот разберется. Платов пуще прежнего разъярился и взял с собой в Петербург левшу.

«Как же вы его от нас без тугамента (документа) увозите»? —попробовали было заступиться товарищи.

Однако Платов вместо ответа показал им свой страшный кулак: «Вот вам тугамент!»

В Петербурге левшу бросили в каземат. Однако Николай Павлович ничего не забывал, призвал он к себе казака. Тот сказал, что, вроде, туляки не смогли ничего сделать. Хотя и врут, что работа была.

— Подавай сюда, — велел царь. — Я знаю, что мои меня не могут обманывать. Тут что-нибудь сверх понятия сделано.

Государь «веры своей в русских мастеров не убавил, а велел позвать свою любимую дочь Александру Николаевну и приказал ей:

— У тебя на руках персты тонкие — возьми маленький ключик и заведи поскорее в этой нимфозории брюшную машинку».

Александра Николаевна завела блоху, однако та уже никаких «ве-рояций» делать не могла.

Платов в гневе притащил левшу и стал его трепать за волосы. Мастеровой попросил посмотреть на блоху в самый сильный мелкоскоп.

Царь на блоху посмотрел сквозь самое сильное увеличительное стекло и вызвал к себе левшу.

Тот «идет в чем был: в опорочках, одна штанина в сапоге, другая мотается, а озямчик старенький, крючочки не застегиваются, порастеряны, а шиворот разорван; но ничего, не конфузится».

«Что же такое? — думает. — Если государю угодно меня видеть, я должен идти; а если при мне тугамента нет, так я тому не причинен и скажу, отчего так дело было».

Левша показал императору, как блоху расположить под микроскопом — смотреть отдельно на ножки и на пяточки.

«Государь как только глянул в верхнее стекло, так весь и просиял — взял левшу, какой он был неубранный и в пыли, неумытый, обнял его и поцеловал, а потом обернулся ко всем придворным и сказал:

— Видите, я лучше всех знал, что мои русские меня не обманут. Глядите, пожалуйста: ведь они, шельмы, аглицкую блоху на подковы подковали!»

Рейтинг
( Пока оценок нет )

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: